Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Календарь

Архив за день: 09.11.2018

О НОВОМУЧЕНИКЕ ПРОТОИЕРЕЕ КОНСТАНТИНЕ ПОДГОРСКОМ.

7 ноября 1918 года жители села Большое Игнатово в Мордовии вместо демонстрации пошли в храм. А 8 ноября , в праздник Димитрия Солунского, когда шла Литургия, в храм ворвались два делегата из района, сорвали облачение с батюшки, долго били его, потом запрягли в телегу и ездили по селу. В конце, ослабевшего его, за волосы затащили на высокое крыльцо храма и на дверях распяли. 
http://www.sudogda.ru/memory/mr07_000.htm
Кара Божья не заставила себя долго ждать: оба делегата погибли, провалившись под лед вместе с телегой. Отца Константина похоронили на пустыре. Через 80 лет, когда открыли могилу, пошло благоухание и мощи были в полной сохранности. Вскоре по молитвам к новомученику начались исцеления.

https://www.pravda.ru/districts/volga/18-10-2001/861499-0/

 
Поволжье, разные народы, разный говор: и мордва, и чуваши, и русские, и как горох по полю рассеянные повсюду татарские села. Но все мы один дом — все под покровом Пречистой, везде благодать Божия и особо она там, где вера в Бога и верность Ему до конца…
   Тихое-тихое и светлое, но уже не так по-летнему сияющее августовское утро. Широкие, привольные просторы мордовской лесостепи. А среди полей, среди нив и перелесков Ц село, в котором храм деревянный, в который вхожу и слушаю пение Литургии — наше славянское, но напевом необычное, похожее на мордовские народные песни, но такое прекрасное, что даже искушенному покажется дивом… И поют его три пожилые женщины, но так задушевно, так чисто. А внутри храма тихо — только чуть слышно переговариваются мягко, по-мордовски местные прихожанки- старушки у свечного ящика…
   Большое Игнатово, храм Архангела Михаила. Что привело меня в эту глубинку, на стыке Мордовии, Чувашии и Горьковской области, где как кажется и не ощущается шум и нервный бег ХХI века, где, как кажется, живешь в другое время, где на все большое село (райцентр все-таки) всего одно двухэтажное здание, а остальные одноэтажные, простые, деревенские…
   В этом удаленном от больших городов месте происходили и происходят удивительнейшие события, которые привлекают к себе в настоящее время массу паломников из соседних поволжских областей. Почему же многие так стремятся попасть в это село, в эту небольшую деревянную церковь?
священник Константин Подгорский с семьей   Мощи новомученика. В начале ХХ века жил в соседнем селе Киржеманы и проходил пастырское служение протоиерей о. Константин Подгорский. Был он ревностным пастырем и благотворителем — обладая земельными угодьями, доходами от них пользовал не свое семейство, (а у него было 10 душ детей), а строил на эти деньги школы в соседних селах, где сам обучал деревенских ребятишек грамоте. Этим же занималась и его матушка, и еще они с матушкой возглавляли общество трезвости. И уважали и о. Константина и матушку местные жители и любили, и дошло да нас, что батюшка этот обладал особым даром видеть тайные грехи человека и, открывая их ему, искусно приводить к покаянию…
   Пришла в Поволжье революция. Прямой и честный о. Константин остался таким и при новых властях. И когда дошли страшные известия о гибели царской семьи, «не взирая на лица», стал служить по убиенным панихиды. «Товарищи» его быстро приметили — такой человек явно мешал тем, кто хотел «церкви и тюрьма сравнять с землей» (насчет тюрем все вышло, как известно, наоборот). Последней каплей, переполнившей чашу терпения представителей новой власти, стала Литургия, которую о. Константин отслужил 7 ноября 1918 года — в тот день, когда приехавшие в Киржеманы из города для проведения продразверстки революционеры («делегаты», как их потом прозвали в деревне) пытались организовать праздничный митинг в честь годовщины Октября. Но как-то не вызывала ожидаемого энтузиазма годовщина новой власти у местных жителей. «Делегаты», проводившие продразверстку, приехали за зерном и выгребали все — в том числе и у тех, чьи сыновья сражались в Красной армии.
   В основном народ на митинг не пошел, а пошел в Храм — праздновали великомученику Димитрию Солунскому, и еще в этот день в селе по заведенной старинной благочестивой традиции делились зерном с теми, у кого был неурожай. Делились добровольно — кто собрал много, не имел лишнего; и кто мало, не имел недостатка (2Кор. 8,15).
   На следующий день воинствующие пролетарии ворвались в храм прямо во время службы и, сорвав с о. Константина облачения, вытащили в исподнем на улицу и стали жестоко избивать, били несколько часов, как рассказывали потом своим детям и внукам киржеманские старожилы. О. Константин, обладая изрядной физической силой, мог бы, наверное, оказав сопротивление, если не спасти свою жизнь, то, по крайней мере, избавить себя от ужасных страданий, но он решил претерпеть все до конца… Потом после побоев запрягли священника в бричку и ездили по всему селу — обезумевшие от страха жители заперлись в своих домах и не смели высунуться на улицу. Когда страдалец был уже не в силах везти бричку, надели на шею хомут и водили по деревне, не переставая избивать кнутом и чем попало. (На теле о. Константина следы побоев — проломленная голова, отбитый палец, следы ударов кнута…). Под конец уже ослабевшего священника за волосы затащили на высокое церковное крыльцо и распяли на дверях храма…    На следующее утро церковный староста со сторожем сняли мертвое тело о. Константина и, надев на него священнические облачения, положили в сосновый гроб, куда вместе с Евангелием были положены и гвозди, которыми был прибит о. Константин. Хоронить священника на кладбище «делегаты» не разрешили — о. Константин был похоронен на пустыре. Божия кара не заставила себя долго ждать — на обратной дороге в город оба «делегата» погибли, провалившись под лед вместе с телегой, на которой ехали…
   Эта ужасающая история со временем почти затерялась в памяти людской — одни из бывших ее свидетелей боялись и заикнуться о всем происшедшем, но другие все-таки передавали своим детям и внукам историю про распятого страдальца и показывали место его погребения, на котором, как утверждали местные жители, в советские годы произошло несколько исцелений. На месте погребения люди ставили, как положено, православные кресты, но всякий раз власти их убирали. И, в конце концов, место погребения затерялось.
   О. Александр Никитин, настоятель храма Михаила Архангела, в Большом Игнатове, расположенном в нескольких километрах от Киржеман, еще с 1992 года хотел найти место погребения о. Константина, о страданиях которого поведали ему местные жители. Но найти это место удалось только в 2001 году, когда племянница одной из духовных дочерей о. Константина указала примерное место расположения могилы.
   Несмотря на то, что место захоронения о. Константина было известно только приблизительно, утром 13 июня о. Александр вместе еще с несколькими местными жителями решили осуществить перезахоронение останков мученика. Как это ни удивительно, когда, отслужив панихиду, и стали копать, то попали сразу на могилу и стали свидетелями необычайного… «Смущение души произошло, был переполох внутри меня» — так описывал впоследствии свои чувства о. Александр, и было от чего. Едва сняли дерн с поверхности земли, как все присутствовавшие сразу стали чувствовать удивительное благоухание. На глубине около двух метров нашли гроб, весь целый, а под ним сено — тоже целое. (Местный обычая — сыпать в могилу траву или сено и потом сверху ставить гроб). Когда открыли гроб, то увидели в нем тело священника, одетого в не истлевшие облачения желтого цвета и Евангелие, в котором лежала закладка, и которое можно было листать и читать. Само тело, от которого и шло удивительное благоухание, было также нетленным — светлого цвета, на теле следы ужасных побоев, на руках — язвы от гвоздей. В гробе — четыре больших кованых гвоздя, которыми, по-видимому, и был прибит о. Константин. Тело было на столько сохранным, что судебно-медицинский эксперт, присутствовавший при поднятии тела, смог даже определить причину смерти (через 83 года!) — кровопотеря. Когда мощи были подняты на поверхность земли, то в могиле, на том месте, где лежал гроб, сразу забили несколько ключей чистой воды.
мощи священника Константина Подгорского   Тело, поднятое на землю, продолжало благоухать и, несмотря на все опасения, нисколько не подвергалось тлению в течение значительного времени, только стало быстро темнеть и вскоре стало темно-коричневого цвета, как часто бывает у святых мощей. Вскоре, по архиерейскому благословению тело о. Константина было перезахоронено в алтаре храма Михаила Архангела в Большом Игнатове. (В Киржеманах был большой деревянный храм, но он был полностью разрушен в 70-х годах, остатки разобраны на дрова, впрочем, благочестивые жители Киржеман хранят по сей день фрагменты дверей, на которых был распят мученик). Перебитый палец, отделившийся при поднятии тела о. Константина, было разрешено сохранить отдельно. Он так и остался на поверхности и был помещен в специальный ковчежец, который бережно хранится в алтаре храма архистратига Божия Михаила в селе Игнатово.
   О. Александр вынес специально для меня палец из алтаря. Увидев его, я упал на колени… «Ну что вы, он же еще не прославлен » — услыхал я от о. Александра. Такова неумолимая истина церковной дисциплины — не прославлен — значит еще не святые мощи, не прославлен — значит, служатся только панихиды. Но я все-таки поклонился и облобызал эту святыню, почувствовав губами, что палец мягкий, как у живого, и обоняв дивной благоухание, исходившее от него. (По словам о. Александра, ни сила, ни характер самого запаха не изменились со дня поднятия мощей).
   Но все эти потрясающие душу факты еще не исчерпывают всего удивительного и славного, связанного с о. Константином Подгорским. После поднятия мощей начались исцеления. И среди них от таких болезней, при которых медицина бессильна: детский церебральный паралич, эпилепсия, онкологические…. О. Александр рассказал о том, что произошло на глазах у всех — как к гробу с мощами привезли ребенка, страдавшего детским церебральным параличом, подкатили инвалидную коляску к гробу с тем, чтобы ребенок облобызал мощи. После этого откатили — а ребенок встал на ноги и уже сам подошел к гробу, чтобы второй раз поцеловать тело… И две певчие, пение которых так прекрасно звучало в храме, тоже, как оказалось, из числа приговоренных уже к операциям и получивших туне исцеления…
   Тело священномученика скрыто под землей, но люди приезжают, заказывают простую панихиду, уезжают, а потом присылают благодарственные письма о. Александру, письма, в которых сообщения об исцелениях. О. Александр — человек аккуратный. «Истина не нуждается в преукрашении, она сама говорит за себя» — вот его мысль. У всех тех, кто получает исцеления по молитве у мощей новомученика, он просит присылать ему медицинские справки, которые свидетельствовали бы с достоверностью о том, что человек действительно чудесно исцелился.
   «Сколько же таких справок получили вы, о. Александр, за эти 3 года?» -спросил я у него ( а сам думаю про себя — ну наверное назовет несколько десятков). «Да, вчера как раз считали с о. Андреем — 1024, а без свидетельств — целая груда писем, но там в основном письма исцеленных от беснования, о них справок не дают». Истина говорит сама за себя.
священник Александр Никитин село Игнатово   Единственной причиной задержки с канонизацией о. Константина является отсутствие документов, свидетельствующих о том, что он был действительно репрессирован в 1918 году. Сведения о трагедии, произошедшей 8 ноября 1918 года в Киржеманах, имеют своим источником только устные предания местных жителей. Время было такое, что до скрупулезной системы слежки и контроля НКВД-МГБ было еще далеко, и все решалось «по обстановке», «без суда и следствия», по принципу: «Тише ораторы! Ваше слово, товарищ маузер!» — точнее поэта (В. Маяковского) тут не скажешь. Но о. Александр спокоен: «Преподобный Серафим Саровский сколько лет не был прославлен? Когда Господу будет угодно, все устроится».
   Истина говорит сама за себя… Если мы вспомним жития древних мучеников, то в изобилии найдем случаи нетления их останков и великое множество поразительнейших чудес, связанных с их св. мощами. Что же касается российских новомучеников ХХ века — то нетление останков крайне редко (св. мощи преподобномученицы Елизаветы — одно из малочисленных исключений), о множестве таких поразительных чудес от их святых мощей, как от мощей мучеников первых веков тоже не слышно. И, может быть, у кого-то в голове уже змеится помысел: «А те ли это мученики?» Но события в Кижеманах и Игнатове расставляют все точки над «и» и самым придирчивым скептикам остается только согласиться.
   Да, живем мы в ХХI веке, но и в нем, как оказывается, происходят события, подобные тем, которые происходили в первые века христианства. Когда я покинул Игнатово, пришла мне в голову мысль о том, есть ли еще сейчас где-нибудь на Земле подобное место — не знаю…

Николай Колчуринский, август 2004 г.