Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Календарь

Архивы

Без рубрики

ГАПОНОВЩИНА

Это понятие имеет несколько значений. 
Главное из них – это провокаторская деятельность, связанная с известным священником – талантливым миссионером, блестящим проповедником и «великим печальником» за русский народ – Георгием Аполлоновичем Гапоном (1870-1906), сыгравшим ключевую роль в революции 1905 года. Он был агентом как царской полиции, так и террористов-революционеров, а позже, как говорят историки, – еще и агентом английской и японской разведок.

Полиция завербовала вдовца Георгия Гапона в 1902 году, использовав компрометирующие свидетельства о его тайной связи с несовершеннолетней воспитанницей приюта Синего креста Александрой Уздалевой, с которой он не расставался до самой смерти (за связь с полицией был казнен эсерами). 
Полиции было очень выгодно иметь своего человека в рабочем движении («Собрания русских фабрично-заводских рабочих»), поэтому закрывала глаза на его безмерные амбиции и возрастающую роль его влияния на рабочих. 
Террористы максимально использовали Гапона для политической радикализации рабочего движения – особенно накануне событий 9 января 1905 года. Технология революции требовала пролития крови, и экстремисты делали всё, чтобы она была пролита. Именно такой вариант развития мог бы переломить массы к кардинальному изменению политического строя – уничтожению монархии.

Священник Гапон обсуждал с рабочими несколько вариантов петиции (с экономическими требованиями и с элементами церковной риторики), которая должна была быть лично вручена Государю, но с течением времени воззвание начинало приобретать под влиянием революционеров политический характер – с требованием политических изменений.

А кроме того, Гапон точно знал, в отличие от демонстрантов, что Царя в Петербурге нет и не будет, что в столицу из-за неудавшегося покушения на Государя 6 января были стянуты войска и что шествие (это было, помимо прочего, еще и военное время) властями было категорически запрещено.

Случилось то, что случилось: 130 убитых и 299 раненых. 
Английская и французская печать, а вслед за ней – подпольная революционная, называли другие цифры. Например, английская «Дейли мейл» – 20 тысяч убитыми и 50 тысяч раненными.

15 января, то есть, через 6 дней, Гапон разразился новым воззванием:

«…Гой ты, народ православный, хотя обнищалый и забытый, но еще великий.
Проснись!..
Не пугайтесь архиерейского, поповского проклятия или якобы рушения своей присяги. Архиерейское, поповское проклятие не имеет силушки: идет оно от кровопийцы нашего — Николая II Романова…
Верьте вы только боевому комитету революционному, теперь единому о вас печальнику. В нем и я состою участником…»

священник Владимир Вигилянский.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО СВЯЩЕННИКОВ (священник Владимир Вигилянский)

На мой взгляд, священники, подписавшие коллективное письмо, сначала должны были согласовать свою политическую акцию, как минимум, с правящим архиереем, а по Уставу – со Священным Синодом или с Патриархом.

Устав Русской Православной Церкви
«Глава I, 9. Должностные лица и сотрудники канонических подразделений, а также клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность.
Глава IV, 7. Осуществляя свою каноническую власть, Патриарх Московский и всея Руси:
л) представляет Русскую Православную Церковь в отношениях с высшими органами государственной власти и управления;
м) имеет долг ходатайства и печалования перед органами государственной власти, как на канонической территории, так и за ее пределами;
Глава V, 25. В обязанности Священного Синода входит:
л) выражение пастырской озабоченности общественными проблемами».

Некоторые из «подписантов» категорически отрицают политическую подоплеку своего поступка, однако так не считает либеральная печать (Медуза, Свобода, Новая газета и др.), которая квалифицирует письмо именно как политический протест священников против власти. Неужели они не понимали, что станут предметом политических манипуляций?

Коллективное письмо – это почти всегда политика. Индивидуальное – таковым может не являться. 
Считаю, что если бы авторы выступали как частные лица или как граждане страны, а не как священники, многие бы вопросы к ним не возникали.

Авторы письма в качестве примеров несправедливого отношения властей к демонстрантам выбрали только двух человек. Одному их них еще предстоит быть участником судебного процесса, поэтому обвинение в несоразмерности наказания является неправдой и откровенным давлением на суд. Другой был осужден не за те преступления, на которые авторы письма ссылаются – якобы за призыв к милосердию.

Удивляет, что авторы письма ни разу не упомянули, что многие арестованные участники московских событий, как минимум, нарушили закон, поскольку имели отношение к несанкционированным шествиям и митингам.

В письме «подписанты» выступают от имени Церкви («мы, священники Русской Православной Церкви»), хотя некоторые даже не являются ее членами (например, Максим Братухин – член Апостольской православной церкви и активист ЛГБТ) или другие – бывшие клирики нашей Церкви. 
Было бы неплохо, если бы авторы, ратующие за справедливость и призывающие оказать «милость к падшим», оперировали бы правдивой информацией и сами были бы честны перед адресатами своего письма.

На фото: страничка из методички Джина Шарпа «From Dictatorship to Democracy»

ПРАВДА О СХВАТКЕ ПЕРЕСВЕТА И ЧЕЛУБЕЯ

То, что не написано в житиях

Епископ Митрофан (Баданин)

Недавно на собеседовании у Святейшего Патриарха я обратил внимание на картину, висящую в его приемной. Это был подлинник картины Павла Рыженко «Победа Пересвета». На полотне изображена знаменитая схватка непобедимого татаро-монгольского богатыря Челубея и нашего Александра Пересвета — монаха, который по особому благословению преподобного Сергия Радонежского вышел со своим собратом Андреем Ослябей на бой на Куликовом поле.
Великая мудрость и прозорливость замечательного русского святого, преподобного Сергия, проявилась в самой сути этой схватки. Это была битва сил света и сил тьмы. И это вовсе не образное выражение, а самое существо событий, произошедших 8 сентября 1380 года.

Когда мы стояли перед этой картиной, один из игуменов Троице-Сергиевой лавры рассказал нам такую историю. В лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями и боевыми искусствами. Когда началась перестройка, он с друзьями решил поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное: все-таки это тибетская национальная духовность. Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам. Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет». Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духов¬ные события. Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей.

Оказывается, Челубей был не просто опытным воином и богатырем — это был тибетский монах, прошедший подготовку не только в системе боевых искусств Тибета, но и освоивший древнейшую практику боевой магии — Бон-по. В результате он достиг вершин этого посвящения и обрел статус «бессмертного». Словосочетание «Бон-по» можно перевести как «школа боевой магической речи», то есть искусство борьбы, в котором эффективность приемов боя беспредельно возрастает за счет привлечения путем магических заклинаний силы могучих сущностей потустороннего мира — демонов (бесов). В результате человек впускает в себя «силу зверя», или, проще говоря, превращается в единое с демоном существо, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти не сможет освободиться от этих жутких посмертных объятий сил тьмы.

Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких, избранных духами, воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом — чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.

На известной картине В. М. Васнецова оба воина изображены в доспехах, что искажает глубинный смысл происходившего. Павел Рыженко написал этот сюжет вернее: Пересвет на схватку вышел без доспехов — в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Поэтому он и сам получил тяжелую рану от Челубея. Но «бессмертного» он убил. Это вызвало полное замешательство татарского войска: на их глазах произошло то, чего в принципе не может быть. Нарушился привычный ход вещей и пошатнулись незыблемые законы языческого мира.

И по сей день служители духов тьмы, мастера восточных единоборств, хранят память о том, что есть некие «русские», у которых есть свой Бог, сила которого неодолима. И этот русский Бог выше всех их богов, и воины этого Бога — непобедимы.

Епископ Митрофан (Баданин)

ПРЕДЧУВСТВИЕ РЕВОЛЮЦИИ (священник Владимир Вигилянский)

Отрывок из статьи о терроре и подготовке к революции 1917 года в России

Только в 1905 году в Российской империи террористами было убито и ранено 3611 государственных чиновников. К концу 1907 года это число увеличилось почти до 4500 человек. Вместе с 2180 убитыми и 2530 ранеными частными лицами общее число жертв в 1905-1907 годах оценивается историками как более 9200 человек. 
По официальной статистике, с января 1908 года до середины мая 1910 года произошло 19957 террористических актов и экспроприаций, в результате которых было убито 732 госчиновника и 3051 частное лица, при этом 1022 госчиновника и 2829 частных лиц были ранены. Общее число – 7634 человека.
Всего за 1901-1911 убитых и раненых террористами было около 17000 человек.

К террористической деятельности радикалы привлекали несовершеннолетних. Это явление усилилось после взрыва насилия 1905 года. Экстремисты использовали детей для выполнения разнообразных боевых задач. Дети помогали боевикам изготавливать и прятать взрывные устройства, а также принимали участие непосредственно и в самих терактах. Многие боевые дружины, особенно большевики и эсеры, обучали и вербовали несовершеннолетних, объединяя будущих малолетних террористов в специальные молодёжные ячейки.

Во время русско-японской и Первой мировой войн иностранные враги России рассматривались революционерами как союзники. Радикалы были связаны с вражескими России государствами, включая Англию, Японию, Турцию, Австрию и Германию и принимали деньги от этих стран, готовых оказывать поддержку любым радикальным и экстремистским действиям и терроризму, способным дестабилизировать внутренний порядок в России.

В воспоминаниях начальника Петербургского Охранного отделения («На лезвии с террористами» впервые опубликовано в 1934 г. на немецком и французском языках) Александра Васильевича Герасимова (1861-1944) описана такая ситуация:

«1905 год, как известно, характеризовался обилием организаций и объединений, возникавших и плодившихся буквально как грибы после дождя. Образовывались не только различные рабочие союзы — но все лица интеллигентных профессий спешили создать свои объединения. Мы имели союзы адвокатов, врачей, инженеров, профессоров, учителей и даже чиновников. И все эти отдельные союзы объединялись в одном центральном органе, в Союзе союзов, который начинал играть все большую политическую роль и возглавлять антиправительственное движение среди интеллигенции.»

Я НЕ ЗАБУДУ ВАС..

Саратовская поэтесса и журналист, лауреат Всероссийской литературной премии имени Прокошина, заместитель главного редактора журнала «Православие и современность» Марина Бирюкова рассказала о книге «Святой против рейха»

«Мои дорогие мама и папа! Итак, все же не суждено было другого, и сегодня по Божией воле мне предстоит завершить земную жизнь, чтобы перейти в другую, которая никогда не закончится, и в которой мы все встретимся. Пусть эта встреча будет вашим утешением и вашей надеждой. К сожалению, для вас этот удар тяжелее, чем для меня, потому что я ухожу с сознанием, что послужил моим самым глубоким убеждениям и истине. Все это позволяет мне со спокойной совестью ожидать смертного часа (…) Я не забуду вас и буду молить Господа о вашем утешении и умиротворении. Я буду ждать вас! Об одном особенно прошу: не забывайте Бога. Ваш Шурик». Июль 1943. Мюнхен. тюрьма Штадельхайм. 
Это последнее письмо 25-летнего студента-медика, Александра Шмореля, немца по отцу и русского по матери, воспитанного русской православной няней, создателя молодежной антигитлеровской организации «Белая роза». В 2012 году он прославлен Русской Православной Церковью как мученик.

15 сентября прошел первый урок в воскресной школе нашего храма.

В этом году изучаем Основы Закона Божьего, хоровое пение и английский язык.

Письмо мученика Евгения Боткина младшему брату А. С. Боткину Екатеринбург, 26 июня 1918 г.

«моё добровольное заточение здесь настолько же временем ограничено, насколько ограничено моё земное существование. В сущности, я умер, – умер для своих детей, для друзей, для дела… Я умер, но ещё не похоронен, или заживо погребён, – как хочешь: последствия почти тождественны, т. к. и то, и другое положение имеет свои отрицательные и свои положительные стороны. Если бы я был фактически, так сказать, – анатомически, мёртв, я бы, по вере своей, знал бы, что делают мои детки, был бы к ним ближе и несомненно полезнее, чем я сейчас. Почил мёртв только граждански, у детей моих может быть ещё надежда, что мы с ними ещё свидимся когда-нибудь и в этой жизни, а у меня, кроме того, что мне ещё удастся быть им чем-нибудь полезным, но я лично этой надеждой себя не балую, иллюзиями не убаюкиваюсь и неприкрашенной действительности смотрю прямо в глаза. <…> я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца, как Авраам не поколебался по требованию Бога принести ему в жертву своего единственного сына. И я твёрдо верю, что так же как Бог спас тогда Исаака, Он спасет теперь и моих детей и сам будет им отцом. Но так как я не знаю, в чём положит он их спасение и могу узнать об этом только с того света, то мои эгоистические страдания, которые я тебе описал, от этого, разумеется, по слабости моей человеческой, не теряют своей мучительной остроты. Но Иов больше терпел, и мой покойный Миша мне всегда о нём напоминал, когда боялся, что я, лишившись их, своих деток, могу не выдержать. Нет, видимо, я всё могу выдержать, что Господу Богу угодно будет мне ниспослать.»

image description

11 сентября день мученической кончины Святого Иоанна Крестителя Величайшего из пророков Предтечи Господня и День трезвости в России.

Святой
Иоанн Креститель обличил царя Ирода в грехе оставления своей жены, дочери царя
Арефы и за  сожительство с женой своего
брата Иродиадой, за это свя­той Ио­анн Кре­сти­тель был по­са­жен в тем­ни­цу.

        В день сво­е­го рож­де­ния Ирод устро­ил
бо­га­тый пир, на ко­то­ром пе­ред го­стя­ми пля­са­ла Са­ло­мия, дочь Иро­ди­а­ды.
Она так уго­ди­ла этим Иро­ду, что он по­клял­ся пе­ред го­стя­ми дать ей все,
че­го бы она ни по­про­си­ла. Са­ло­мия по­шла к ма­те­ри за со­ве­том. Иро­ди­а­да
на­учи­ла дочь про­сить го­ло­ву свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля. Ирод опе­ча­лил­ся:
он бо­ял­ся гне­ва Бо­жи­его за убийство про­ро­ка, но не мог на­ру­шить не­о­сто­рож­ной
клят­вы.

Ио­ан­ну
Кре­сти­те­лю от­ру­би­ли го­ло­ву и от­да­ли Са­ло­мии. По пре­да­нию, го­ло­ва
про­дол­жа­ла об­ли­чать Иро­да и Иро­ди­а­ду. Не­и­сто­вая Иро­ди­а­да ис­ко­ло­ла
язык про­ро­ка бу­лав­кой и за­ко­па­ла го­ло­ву в не­чи­стом ме­сте. Но Ио­ан­на,
же­на цар­ско­го до­мо­пра­ви­те­ля Ху­зы, тай­но взя­ла свя­тую гла­ву, по­ло­жи­ла
в со­суд и по­греб­ла ее на Еле­он­ской го­ре, в од­ном из по­ме­стий Иро­да.
Те­ло свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля взя­ли его уче­ни­ки и по­греб­ли его.

Са­ло­мия
пе­ре­хо­ди­ла зи­мой ре­ку Си­ко­рис и про­ва­ли­лась под лед. Она ви­се­ла те­лом
в во­де, а го­ло­ва ее на­хо­ди­лась на­до ль­дом. По­доб­но то­му, как она не­ко­г­да
пля­са­ла но­га­ми по зем­ле, те­перь она, слов­но пля­шу­щая, про­из­во­ди­ла
бес­по­мощ­ные дви­же­ния в ле­дя­ной во­де. Так она ви­се­ла до тех пор, по­ка
ост­рый лед не пе­ре­ре­зал ее шею. Го­ло­ву ее, от­ре­зан­ную острой ль­ди­ной,
при­нес­ли Иро­ду и Иро­ди­а­де, как не­ко­г­да при­нес­ли им го­ло­ву Ио­ан­на
Пред­те­чи, а те­ло ее так и не на­шли.

Ара­вийский
царь Аре­фа в от­мще­ние за бес­че­стие сво­ей до­че­ри – же­ны Иро­да – дви­нул
свои вой­ска про­тив не­че­сти­во­го ца­ря и на­нес ему по­ра­же­ние. Рим­ский
им­пе­ра­тор Гай Юлий Це­зарь Ка­ли­гу­ла (37–41 гг.) в гне­ве со­слал Иро­да
вме­сте с Иро­ди­а­дой в за­то­че­ние в Гал­лию, а по­том в Ис­па­нию. Там они
бы­ли по­г­ло­ще­ны раз­верз­шей­ся зем­лей.

Сойдя
во ад, Предтеча Господень и там продолжал проповедовать о Христе,
подготавливая, таким образом, обитателей ада к предстоящей встрече со Христом,
которая состоялась тогда, когда Господь, умерев на Кресте, сошёл туда душой,
победил дьявола, после чего все те обитатели, которые приняли Благовестие
Христово, были выведены Им из адовых бездн и переселены в рай.

Свя­той
 Ио­анн спо­до­бил­ся мно­гих вен­цов в
Цар­ствии не­бес­ном, как дев­ствен­ник, как пу­стын­но­жи­тель, как учи­тель и
про­по­вед­ник по­ка­я­ния, как про­рок, как Пред­те­ча и Кре­сти­тель и как му­че­ник.
По мо­лит­вам его да на­ста­вит и нас на путь истин­но­го по­ка­я­ния и да спо­до­бит
нас Цар­ствия не­бес­но­го Хри­стос, ми­ло­сер­дый Гос­подь и Бог наш, Ко­е­му
вос­сы­ла­ет­ся сла­ва со От­цом и Свя­тым Ду­хом веч­но. Аминь.

       В па­мять усек­но­ве­ния гла­вы свя­то­го Ио­ан­на Кре­сти­те­ля Цер­ко­вью уста­нов­лен празд­ник и стро­гий пост, как выра­же­ние скор­би хри­сти­ан о на­сильствен­ной смер­ти ве­ли­ко­го Про­ро­ка.

«ПРОСТЫЕ ЭФИРЫ» — о фейках в медиа, науке, культуре, истории, политике.

НОВЫЙ ПРОЕКТ НА ТК «ДОН-24» СОВМЕСТНО С ДОНСКОЙ ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКОЙ

ПЕРЕДАЧА 1: Почему на факультете журналистики необходимо изучать фейковые новости и откуда растут «рога» у фейков. 
(ДОН-24: пятница 22:45, суббота 11:30, четверг 12.00)

Проект прессекретаря главы Донской митрополии Игоря Петровского и Донской публичной библиочной библиотеки.

ТРИЖДЫ ПРИШЛО СПАСЕНИЕ МОСКВЕ ОТ ВЛАДИМИРСКОЙ ИКОНЫ БОГОРОДИЦЫ, ПАМЯТЬ КОТОРОЙ 8 СЕНТЯБРЯ.

Вла­ди­мир­ская ико­на Бо­жи­ей
Ма­те­ри на­пи­са­на Еван­ге­ли­стом Лу­кой на дос­ке от сто­ла, за ко­то­рым
тра­пе­зо­вал Спа­си­тель с Пре­чи­стой Ма­те­рью и пра­вед­ным Иоси­фом. Бо­жия
Ма­терь, уви­дев этот об­раз, про­из­нес­ла: «От­ныне убла­жат Ме­ня все ро­ды.
Бла­го­дать Рожд­ше­го­ся от Ме­ня и Моя с этой ико­ной да бу­дет».

В 1131 го­ду ико­на бы­ла при­сла­на
на Русь из Кон­стан­ти­но­по­ля свя­то­му кня­зю Мсти­сла­ву.

 Свя­той Ан­дрей Бо­го­люб­ский в 1155 го­ду
при­нес ико­ну во Вла­ди­мир и по­ме­стил в воз­двиг­ну­том им зна­ме­ни­том
Успен­ском со­бо­ре. С то­го вре­ме­ни ико­на по­лу­чи­ла име­но­ва­ние Вла­ди­мир­ской.

В 1395 го­ду ико­ну крестным
ходом духовенство принесло  в Моск­ву,
когда хан Та­мер­лан до­стиг пре­де­лов ря­зан­ских, взял го­род Елец и, на­прав­ля­ясь
к Москве, при­бли­зил­ся к бе­ре­гам До­на. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий Ди­мит­ри­е­вич
вы­шел с вой­ском к Ко­ломне и оста­но­вил­ся на бе­ре­гу Оки.

Бес­чис­лен­ное мно­же­ство
на­ро­да по обе­им сто­ро­нам до­ро­ги, стоя на ко­ле­нях, мо­ли­ло: «Ма­терь
Бо­жия, спа­си зем­лю Рус­скую!» В тот са­мый час, ко­гда жи­те­ли Моск­вы
встре­ча­ли ико­ну на Куч­ко­вом по­ле, Та­мер­лан дре­мал в сво­ем шат­ре.
Вдруг он уви­дел во сне ве­ли­кую го­ру, с вер­ши­ны ко­то­рой к нему шли свя­ти­те­ли
с зо­ло­ты­ми жез­ла­ми, а над ни­ми в лу­че­зар­ном си­я­нии яви­лась Ве­ли­ча­вая
Же­на. Она по­ве­ле­ла ему оста­вить пре­де­лы Рос­сии. Проснув­шись в тре­пе­те,
Та­мер­лан спро­сил о зна­че­нии ви­де­ния. Зна­ю­щие от­ве­ти­ли, что си­я­ю­щая
Же­на есть Ма­терь Бо­жия, ве­ли­кая За­щит­ни­ца хри­сти­ан. То­гда Та­мер­лан
дал при­каз пол­кам ид­ти об­рат­но. В па­мять чу­дес­но­го из­бав­ле­ния Рус­ской
зем­ли от Та­мер­ла­на на Куч­ко­вом по­ле, где бы­ла встре­че­на ико­на, по­стро­и­ли
Сре­тен­ский мо­на­стырь, а на 8 сентября бы­ло уста­нов­ле­но все­рос­сий­ское
празд­но­ва­ние в честь сре­те­ния Вла­ди­мир­ской ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

    В 1480 го­ду при ве­ли­ком кня­зе Иоанне
III Ва­си­лье­ви­че (1462–1505) хан Зо­ло­той Ор­ды Ах­мат с гро­мад­ны­ми пол­чи­ща­ми
по­до­шел уже к ре­ке Уг­ре, ко­то­рую на­зы­ва­ют «по­я­сом Бо­го­ма­те­ри»,
охра­ня­ю­щим Мос­ков­ские вла­де­ния. Це­лый день вой­ска ха­на и Мос­ков­ско­го
кня­зя сто­я­ли друг про­тив дру­га, не при­сту­пая к ре­ши­тель­ным дей­стви­ям
– «сто­я­ние на Уг­ре». Вся Москва мо­ли­лась сво­ей За­ступ­ни­це Пре­свя­той
Бо­го­ро­ди­це о спа­се­нии пра­во­слав­ной сто­ли­цы. Мит­ро­по­лит Ге­рон­тий
 пи­сал кня­зю со­бор­ное по­сла­ние, в
ко­то­ром при­зы­вал его му­же­ствен­но сто­ять про­тив вра­га, упо­вая на по­мощь
Ма­те­ри Бо­жи­ей.

Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца за­сту­пи­лась
за Зем­лю рус­скую. Князь при­ка­зал сво­им вой­скам от­сту­пать от Уг­ры, же­лая
до­ждать­ся пе­ре­хо­да та­тар, вра­ги же ре­ши­ли, что рус­ские за­ма­ни­ва­ют
их в за­са­ду, и то­же ста­ли от­сту­пать, сна­ча­ла мед­лен­но, а но­чью по­бе­жа­ли,
го­ни­мые стра­хом. В бла­го­дар­ность за осво­бож­де­ние Рос­сии от та­тар и
был уста­нов­лен празд­ник в честь Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Празд­не­ство Вла­ди­мир­ской
иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри уста­нов­ле­но в па­мять спа­се­ния Моск­вы в 1521 го­ду
от на­ше­ствия та­тар под пред­во­ди­тель­ством ха­на Мах­мет-Ги­рея. Та­тар­ские
пол­чи­ща при­бли­жа­лись к Москве, пре­да­вая ог­ню и раз­ру­ше­нию рус­ские
го­ро­да и се­ле­ния, ис­треб­ляя их жи­те­лей. Ве­ли­кий князь Ва­си­лий со­би­рал
вой­ско про­тив та­тар, а Мос­ков­ский мит­ро­по­лит Вар­ла­ам вме­сте с жи­те­ля­ми
Моск­вы усерд­но мо­лил­ся об из­бав­ле­нии от ги­бе­ли. В это гроз­ное вре­мя
од­на бла­го­че­сти­вая сле­пая ино­ки­ня име­ла ви­де­ние: из Спас­ских во­рот
Крем­ля вы­хо­ди­ли мос­ков­ские свя­ти­те­ли, по­ки­дая го­род и уно­ся с со­бой
Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри – глав­ную свя­тыню Моск­вы, – в на­ка­за­ние
Бо­жие за гре­хи ее жи­те­лей. У Спас­ских во­рот свя­ти­те­лей встре­ти­ли пре­по­доб­ные
Сер­гий Ра­до­неж­ский и Вар­ла­ам Ху­тын­ский, слез­но умо­ляя их не остав­лять
Моск­вы. Все они вме­сте при­нес­ли Гос­по­ду пла­мен­ную мо­лит­ву о про­ще­нии
со­гре­шив­ших и из­бав­ле­нии Моск­вы от вра­гов. По­сле этой мо­лит­вы свя­ти­те­ли
воз­вра­ти­лись в Кремль и внес­ли об­рат­но Вла­ди­мир­скую свя­тую ико­ну. По­доб­ное
же ви­де­ние бы­ло и мос­ков­ско­му свя­то­му, бла­жен­но­му Ва­си­лию, ко­то­ро­му
бы­ло от­кры­то, что за­ступ­ле­ни­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри и мо­лит­ва­ми свя­тых
Москва бу­дет спа­се­на. Та­тар­ско­му ха­ну бы­ло ви­де­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри,
окру­жен­ной гроз­ным вой­ском, устре­мив­шим­ся на их пол­ки. Та­та­ры в стра­хе
бе­жа­ли, сто­ли­ца Рус­ско­го го­су­дар­ства бы­ла спа­се­на.