Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Календарь

«Мой первый крестный ход». Очерк ростовчанки о Великорецком крестном ходе.

Слева на фото прихожанин нашего храма Андрей.

Слева на фото прихожанин нашего храма Андрей, участник Великорецкого крестного хода.

«Мой первый крестный ход». Записки участницы поездки от Паломнического центра при Ростовском кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы.

Более шести веков Великорецкий крестный ход собирает вместе верующих со всех уголков России. И не только России. В этом году с нами шла англичанка, афроамериканец, чехи, поляки, словаки, паломники из Испании, Швеции, журналистка из Бельгии, также на Вятскую землю приехал автобус из Одессы в количестве 50-ти человек. Очень много паломников из Минска и всей Белоруссии.

Запомнилась молодая белорусская женщина с четырёхлетней дочкой Марийкой (которая делала себе кукол из использованных одноразовых влажных салфеток). На вопрос, зачем идёт в крестный ход, ответила: «Нужда заставила». Подумала и добавила: «Подумать, очиститься…»

Я сама из маленького провинциального города Азова Ростовской области, но очень богатого историческими событиями и древнего. Паломническая поездка была организована в Великорецкий крестный ход от Ростовского кафедрального собора. Обратила внимание, что очень много детей: только в нашем автобусе 12 детей (от 7 до 15-ти летнего возраста). Из них — девочка 14 лет, ростовчанка, очень скромная, в дальнейшем пела в хоре на молебнах. На вопрос, зачем идёшь, ответила: «Захотела сама, я уже иду третий раз, раньше ходила с мамой, а теперь сама решила, мама пойти не смогла». Таня, 14 лет, другая девочка, её подружка, более современная, своенравная и не скрывавшая своё недовольство поездкой. На вопрос, зачем поехала, ответила: «Мама заставила». Тоже идёт не первый раз. Стала с ними общаться и говорю, что очень боюсь, что не выдержу и не дойду, всё-таки 150 км. за 6 дней. В беседе сразу стали убеждать, подбадривать и давать советы, как легче пройти. На протяжении всего крестного хода друг друга поддерживали, искоса следили за мной и наблюдали: дойду? Или не дойду?

Выехали мы из Ростова-на-Дону 30 мая и приехали в Дивеево, пробыли в нём до 2 июня. Это будет отдельный мой рассказ о Дивеево: Серафим Саровский, Канавка, Николай Второй. С Дивеево мы приехали в город Киров (бывший город Хлынов-Вятка-Киров). 3 июня — начало крестного хода. Великорецкий крестный ход с иконой Николая Чудотворца на реку Великую к месту её явления простому крестьянину, это наша история, это наша память. Первый день пути из собора Тихона-Вятского до деревни Бобино считается самым лёгким днем пути — 19,5 км: по улицам, проспектам города Кирова, по шоссе и немного по просёлочной дороге.

И вот в первый день начинаешь понимать, какой надо было брать рюкзак, какую обувь и одежду. Это как и в жизни: приноравливаешься нести «свой крест». И в будущем встречая на пути людей совершенно разных, из разных слоёв населения нашей необъятной Родины, многие из них старались идти налегке (не брать ничего лишнего!). Но это уже в конце первого дня пути, а с начала гордо идёшь по улицам города Кирова, понимая, какая на тебе ответственность — нести вековую людскую память, признательность и любовь Святителю Николаю! Немного успокоившись, начинаю присматриваться к своим попутчикам: вот идет папа, мама и трое девочек разных возрастов (4; 6; 12 лет) одетых одинаково, наверное, чтобы не потеряться. Папа шутит, и как приятно слушать их разговор, добрый, поучительный, и в то же время чувствуется какая-то сплочённость в этой семье. Присмотрелась, старшая девочка в инвалидном кресле (ДЦП). И тоже улыбается и принимает участие в семейном разговоре. А вот идёт папа с самодельной тележкой, а вокруг четверо детей мальчишек и девчонок: мал, мала меньше. Самому маленькому не больше 3-4 года. Самый старший мальчик 12-14 лет идёт сам, придерживаясь за тележку (тоже ДЦП). Становится немного стыдно за свои сомнения, смогу ли я дойти?…

Так за своими размышлениями и наблюдениями мы пришли в Бобино, закончился первый день пути. Посетили молебен, разбили палатки, кто ночует в церкви, школе. Подъём в 2 часа ночи, молебен, и в 3:00 начало второго дня пути, все говорят, самого сложного, надо пройти 50 км. Утро сказочное, природа удивительная, отличается от донской. Берёзки, озёра, стелящейся туман над озёрами и тихий восход солнца! Завораживает пение птиц и необыкновенная красота. Слышны тихие молитвы паломников. Вот идёт бабушка за 80, маленькая, ссутулившаяся, но голос как у девчонки, с женщиной лет 50-ти с очень чистым голосом, похожим на журчанье ручейка. Молча им улыбнулась и прошла с ними, пока читали молитвы утренние и акафист святителю Николаю, поблагодарила и пошла дальше, прибавив шагу. Удивительно, но встретив меня в Великорецком на празднике — они меня узнают первыми и обратятся ко мне как доброй знакомой: «Матушка, с праздником!»

Очень хочется вспомнить и прочитать стихи Владимира Васильевых — настоятеля Кировской церкви Иоанна Предтечи:

«Я видел в жизни много суеты,

Предательства, обмана, лицемерий.

Но всё, же больше было доброты

И больше радостных мгновений».

У паломников крестного хода, есть поверье, что кто идёт первый раз, его сопровождают два ангела! Я это почувствовала на себе. Второй день пути для меня был самым солнечным, удивительным на встречи с добрыми и интересными людьми. В селе Загарье нас встретили земляки, ростовчане, которые отстраивают церковную колокольню на свои сбережения, как говорят, с Божьей помощью. Кормили у себя дома: три вида первого, второго, соления, четыре вида варенья. У них приняла летний душ. Отдохнула телом и душой. Здесь же познакомилась с бабушкой из Бурятии, 83 года, спрашиваю: «Зачем пошли в крестный ход?» Ответ: «Ой, деточка, дома: корова, огород, дом… да… отдохнуть!».

Так и хочется вспомнить слова русского поэта Некрасова:

«Есть в русских селениях женщины, в горящую избу войдут и коня на скаку остановят….»

Поздно вечером пришли в населенный пункт Монастырское. Молебен. Спать, спать, спать…

Воскресенье 5 июня.

Подъём в 2 часа ночи. Молебен. В 3 утра выход в Великорецкое. По дороге большая остановка в Горохове. Всю дорогу читала молитвы: Иисусу Христу, Богородице, Отче наш. С молитвой идти легче, перестаю читать, начинают болеть ноги, спина, плечи. Читаю, иду дальше, как-будто меня кто-то  несёт на руках. В Горохове на стенах монастыря проявляется образ Богородицы, к этому образу едут очень много паломников. Идя и читая молитвы, вспоминаешь все свои прегрешения, ведомые и неведомые. В этот момент забываешь о деньгах, карьере, ремонтах и прочих житейских проблемах. Как будто очищаешься от всей ненужной суеты. Остаётся только самое главное: взаимоотношение с мужем, детьми, здоровье родителей, своё здоровье…

Великорецкое встречало нас «Вятским квасом», выпила бутылочку залпом. Спросила: «Можно ещё одну?». На меня посмотрели с недоумением. Потом поняла: все брали ящиками…

В Великорецкое на встречу крестного хода приехало очень много паломников. Торжественный молебен, после молебна зашла в собор и встретила многодетную маму, ехавшую с нами в автобусе. Мы обнялись, как родные, и плакали, стоя под куполом церкви… Дошли!… Ничего не говоря, улыбались и плакали, обнявшись, в это момент мы были как одно целое.

Над Великой рекой…

Над Великой рекой тихо солнце встаёт,

Алым светом зари заливает восток.

Здесь на Вятской земле, на Великой реке

Святой образ народу явился,

Чтоб язычество тьму навсегда победить,

Чтобы к Богу народ обратился.

Сегодня, в воскресенье, 5 июня, надо исповедаться, чтобы завтра утром на Великой реке причаститься. Стоять и ждать своей исповеди пришлось долго, 3-4 часа. Но вот, на конец и моя очередь. Со слезами на глазах, рассказываю священнику о своих прегрешениях. Батюшка, ласково глядя на меня говорит:» Матушка, раз всё понимаешь, душа не чёрствая, живая, иди с Богом!». И стало легче, усталость куда-то ушла. Поставила палатку, правда попросила помочь паренька из нашего автобуса. Спала, как младенец.

Распорядок дня на 6 июня, понедельник.

1:00. Ранняя Божественная литургия в Преображенском храме.

3:00. Ранняя Божественная литургия в Никольском соборе.

5:00. Ранняя Божественная литургия в Преображенском храме.

6:00. Средняя Божественная литургия на берегу реки Великой.

10:00. Поздняя Божественная литургия на берегу реки Великой.

13:00. Крестный ход на источник. Освящение воды на источнике и на реке Великой.

14:00. Перенесение иконы от берега реки Великой в Преображенский храм Великорецкого подворья.

14:00-18:00. Молебен с акафистом перед Великорецким образом святителя Николая Чудотворца в Преображенском храме.

Утром встала в 5 утра сама, по внутренним биологическим часам, прочитала молитвы и пошла на среднюю Божественную литургию на Великой реке. Искупалась в реке, день солнечный, воздух пропитан хвоей, дышится легко, настроение праздничное и в душе умиротворение… Просто благодать!

7 июня, вторник.

Дойдя до Великорецкого, по кругу возвращаемся в город Киров. Подъём в 12:00 — самый ранний подъём из всех дней крестного хода. В 1:00- Молебен с акафистом святителю Николаю Чудотворцу в Преображенском храме. В 2:00 ночи выход из села Великорецкое в село Медяны, из села Медяны в поселок Мурыгино. За этот день надо пройти 37 км. Моросит мелкий дождь, пасмурно, холодно, градусов 3-5 не больше. Через час пути начинаешь понимать, что на тебе не осталось и сантиметра сухой одежды! И с собой запасной одежды ничего не взяла. На первой же остановке в лесу начинает «колотить» от холода. Рядом стоит, отдыхает москвичка и говорит: «Всем холодно, а мне жарко, я радуюсь дождю. Хотите я дам свою кофту», — обращается она ко мне. Я спрашиваю: «А как я вам её отдам?». И сама отвечаю: «Я её оставлю в палатке „Забытых вещей“, (есть такая услуга в крестном ходе). Она отвечает: «Хорошо! Но если не оставите, ничего страшного, „во Славу Господу!“

Одеваю сухую итальянскую кофту, становится теплее и озноб проходит. Иду дальше, но лицо видно выражает ещё предшествующий ужас и холод. Прохожу мимо костра, где сидит мужчина в огромном дождевике и пьёт горячий кофе. Посмотрев на меня, говорит: «Сестра, на, выпей горячего» и протягивает большую железную кружку с кофе. Делаю несколько глотков и сразу согреваюсь… «Ой, он ещё и сладкий» говорю я и отдаю кружку назад. Не знаю, от тёплых вещей и горячего кофе, а скорее от людского тепла становится очень хорошо!.. Хочется жить и идти дальше и обязательно пройти весь путь до конца. Но это были «только цветочки, а ягодки впереди…». В лесу, где размытые дороги, брошенные и забытые деревни, где нельзя спрятаться от дождя, холода, грязи, идёшь и думаешь, только бы не свалиться в канаву полной холодной, грязной жижи. По дорогам, где можно пройти в колонну по одному, след в след, оступился, упал — значит, выбыл из строя. В таких условиях остановки делают чаще, а те, кто идут последними, получается, не отдыхают вообще. А как в таких условиях несли икону, ведь её должны нести четыре человека…

А дети и взрослые в инвалидных колясках? А одинокие мамочки с маленькими детьми на руках?

И вот колонну идущих пронзает громкий голос: «Христос Воскрес!» Откуда-то берутся силы и все хором отвечают: «В истине Воскрес». Измученные, усталые, голодные и мокрые дошли до села Медяны. Я на молебнах старалась стоять поближе к иконе, чтобы слышать слова священника, но не в этот раз. Кровяные мозоли на ногах давали о себе знать. Я из последних сил держалась за импровизированную, сбитую из досок, огромную «раздаточную», построенную селянами для нас. В один шейкер мне налили чай, а в другой — гороховый суп, и тут я замечаю паренька лет 18-ти стоящего со мной рядом, что он босиком. Спрашиваю: «Зачем пошел в крестный ход?» Отшучивается:»супчику поесть».

Иду по селу, присматриваюсь, где бы остановиться и поесть, привести себя в порядок. Мне навстречу идет бабуля, я спрашиваю, можно мне у нее остановиться. Поодаль с ней шла другая бабушка, она ей и говорит: «Вера, глянь какая? Возьмёшь?» Бабушка Вера мне говорит: «Пошли со мной, вон моя изба вторая от угла, заходи». На крыльце уже стояла много обуви, я разулась. Вошла в дом, а в доме были все батюшки Великорецкого крестного хода. Я хотела уйти, но за мной следом вошла молодая женщина и предложила сесть за стол и покушать у них, я поблагодарила и села на скамейку рядом с теплой русской печкой, обложенной голубым кафелем (русскую печь я видела впервые). Молодая женщина мне сказала, что я могу взять с полочки любые тапочки, на самой верхней полочки стояли меховые сапожки моего размера, я надела. В очередной раз, проходя мимо меня, молодя женщина всунула мне в руки пирожок. Ничего вкуснее этого пирожка я не ела, так мне тогда показалось. Один из батюшек, колоритной внешности, погладил меня по голове и сказал:  «Грейся». Так я и познакомилась с Владимиром Васильевых – настоятелем кировской церкви Иоанна Предтечи, автором рассказов и стихов. Всем, кто был в доме, он прочитал стихи и подарил свою книгу. Я попросила сделать дарственную надпись, моему примеру последовали и все гости бабушки Веры. Отдохнув у добрых хозяев этого гостеприимного дома, пошли дальше по намеченному маршруту.

В поселке Мурыгино для ночлега паломников предоставили: церковь, школу, Дом культуры и детский дом. Палатку ставить не стала — очень мокрая земля, да и спать всего 2-3 часа. Спала в автобусе. Предстоял последний, шестой день пути. Подъем в 1 час ночи. Молебен, 3.00 – выход в город Киров. В 4.00 утра состоялась встреча крестного хода в поселке Гирсово. Привал. Каримат стелю рядом с дорогой, нет сил идти далеко и выбирать место, да и потом, когда пойдет крестный ход, стать в колонну удобнее. Рядом со мной девушка, лет 20-ти, а через некоторое время между нами располагается мужчина, лет 50-ти. Я лежу с закрытыми глазами. У мужчины с девушкой завязывается беседа, из их разговора понимаю, что он пошел в крестный ход «спонтанно» и всё, что на нём – это все его вещи. Спрашиваю: «Будете сухарики?» Кивок головой в ответ. Отдаю не начатую пачку сухариков и бутылочку с водой. Через некоторое время спрашиваю:» А казенаки?» — опять утвердительный кивок головой. Я вспоминаю, что у меня в рюкзаке есть чистый свитер моего сына, протягиваю его своему соседу и говорю:» Придём в Киров, на территории Свято – Успенского кафедрального собора Трифонова мужского монастыря есть источник, искупаетесь и оденете чистую толстовку и всю усталость снимет как рукой». Он прижимает её к груди и так лежит с блаженной улыбкой на лице. В одной руке недоеденные сухарики, в другой «казенаки», а на груди толстовка моего сына.

Последние три километра дороги идут в гору: сначала по мосту, потом по улицам города Кирова. Заходим на мост, и начинается дождь, как-будто он нас омывает и очищает от грязи и усталости. В городе нас встречают на обочине люди: какая-то девушка украдкой вытирает слезу, а вот женщина плачет навзрыд, уткнувшись в свои ладони, кто-то  улыбается. На строительной площадке рабочие бросили работать и с недоумением смотрят на нас. Мне в этот момент вспоминается встреча двух священников в лесу на привале. Один из священников шел с нами в крестном ходе из Кирова, шел не один, а с сыном лет шести. Этот священник мне очень запомнился, у него была «внутренняя интеллигентность», опрятность, и я не могла понять, как в таких спартанских условиях у него всегда был чистый, накрахмаленный воротничок. Если я глазами на молебнах находила батюшку, мне становилось легко и спокойно. В один из привалов мы остановились рядом. Тогда я ещё не знала, что батюшки не могут брать с собой еду, деньги в крестный ход. Они кушают, только то, что им дадут прихожане. И я до сих пор жалею, что не отдала шоколадку мальчику и его папе. Поэтому на привале он просто лежал с закрытыми глазами. И вот мимо проходит мужчина не в черной, а серой рясе, сверху одета свободная черная куртка. Наш знакомый батюшка быстро поднимается ему на встречу и они обнимаются, приветствуют друг друга, как старые приятели. Наш батюшка спрашивает: «Как ты здесь?» Незнакомый батюшка отвечает: «Я свободный художник», он и впрямь похож на художника своей одеждой и внешностью – и добавляет –» Потрудиться, во Славу Господа!»

Крестный ход подходит к храму в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости» г. Кирова. Идет молебен с акафистом святителю Николаю Чудотворцу. Стоять нет сил, у стены на стуле сидит мужчина, молча уступает мне место, присаживаюсь, слушаю молебен и чувствую, как растекается приятное тепло по всему телу, уходит усталость, идет прилив сил. Здесь же проходит водосвятие. Отдохнувшие и подкрепившиеся идем в конечный пункт назначения, в Свято-Успенский кафедральный собор Трифонова мужского монастыря. У ворот монастыря встречает нас группа людей, опустившихся на самое дно современного общества. Ведь не зря на Вятке говорят: когда идёт Великорецкий крестный ход-бесы трепещут. Первый стоит мужчина, склонив голову, а по щекам, по морщинистым складкам текут слезы. Его внешность мне напомнила Шукшина, вернее образ, который он сыграл в фильме «Калина красная». Настоящий русский мужик: коренастый, загорелый, жилистые руки и с открытой душой. Вторая стояла, вернее прыгала, хлопала в ладоши молодая женщина и радостно кричала: «Дошли, дошли…» Третий стоял седой дедушка на коленях, крестился и тоже плакал. У меня до сих пор стоит эта картинка перед глазами. Многие обыватели спросят «Зачем вы сюда ходите?» Им не понять, сколько людей получают здесь утешение, раскаявшись в греховных делах и помыслах, сколько святитель Николай осушил здесь слез и укротил греховных страстей. Проходит торжественный молебен, присутствуют журналисты, идет прямая трансляция по местному телевидению. А в душе грусть, неужели все закончилось. Очень жаль расставаться с теми, кого уже может быть никогда не увидишь. И я понимаю, что очень буду стараться, просить Бога, чтобы он «управил», и я на следующий год снова была в строю крестного хода 2017 года.

6 июля 2016 года, паломница Н.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.