Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Календарь

Архивы

Архив за день: 10.10.2019

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ.

СОСТОЯНИЕ ЛИЧНОСТИ В МОМЕНТ СМЕРТИ ВАЖНЕЕ ВСЕЙ ПРЕДЫДУЩЕЙ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА.

Каждому христианину, и особенно умирающему, необходимо каяться в грехах на исповеди в храме перед священником. Это гораздо важнее чем отпевание  умершего. Очень жаль, что родственники часто зовут священника  тогда, когда умирающий уже находится без сознания.

Все мы много согрешаем [Иак. 3, 2],- сказал
апостол Иаков. Что же другое можем сказать мы с Вами? Согрешаем, но
сознаем, каемся, сокрушаемся об этом, просим прощения, и… Господь прощает,
прощает ощутимо для сердца, снимает тяготу греховную, как снимают тяжелую ношу
с плеч,- и ясно чувствуют облегчение. 

Если Господь страдал за нас, то как, скажи, не страдать нам
за свои бесчисленные грехи, которых мы к тому же еще и не видим? Надо просить у
Господа: «Даруй мне видеть мои грехи».

Надо объявить исповедующемуся, чтобы всем простил, на кого
имеет вражду, поскольку и Бог не прощает тому, кто сам не оставляет согрешений
ближнему. Так учит Сам Христос: «если не будете прощать людям согрешения
их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 15). Пусть
примирится со всеми, кого бы чем ни обидел, и если что похитил, пусть возвратит
(Святитель Тихон Задонский).
     Таинством Исповеди решительно
очищаются все грехи, сделанные словом, делом, помышлением (Святитель Игнатий
(Брянчанинов).
Смерть — великое таинство. Она — рождение человека из земной временной жизни в
вечность. При совершении смертного таинства мы слагаем с себя нашу грубую
оболочку — тело — и душевным существом, тонким, эфирным, переходим в другой
мир, в обитель существ, однородных душе.  (Святитель Игнатий Брянчанинов)

  Хотим мы того или не хотим, верим в это или не верим,
а от естества своего уйти не можем. Уж если сотворены мы Богом бессмертными,
то, хорошо ли, плохо ли живем, умереть нам не удастся, даже если кому-то очень
хочется. От нас зависит не «жить или не жить вечно», а «вечно
мучиться или вечно блаженствовать». Каждый выбирает, что хочет. 
Христианство всегда знало это, поэтому и советовало каждому перед смертью
исповедаться (покаяться в грехах на Исповеди пред Богом священнику в храме или
дома, если он не может быть доставлен в храм) и причаститься Тела и Крови
Христовых .

Состояние личности в момент смерти важнее всей предыдущей
жизни человека. 
Об этом говорит и евангельское повествование от Луки (Лк. 23, 32–33, 39–43) о
разбойниках. Вот оно: Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на
место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а
другого по левую сторону. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил:
если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил:
или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы осуждены
справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не
сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда прийдешь в Царствие Твое!
И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю. 

Жизнь разбойника была плохой, но раскаяние в последние часы перед смертью
обещает хорошее начало будущего существования. 
Христианство всегда говорило нам об этом. В Откровении святого Иоанна Богослова
сказано: блаженны мертвые, умирающие в Господе… они успокоятся… и дела их
идут вслед за ними (Откр. 14, 13). 

Секта для самых маленьких: почему вальдорфские школы и детские сады опасны

Что прячется за ширмой заботы и доброй атмосферы Анастасия Чеповская

В Перми по решению суда временно остановили работу частного детского садика. Поводом для закрытия стала проверка, проведенная сотрудниками Рособрнадзора, во время которой были выявлены нарушения в работе сада. В частности, в помещении не было кроватей для детского сна, а сами дети спали на полу в тихий час. Детский сад «Апельсин» называет себя пространством с элементами вальдорфской педагогики, а его основатели утверждают, что вдохновлялись скандинавскими детскими садами и школами. Почему в России получили популярность вальдорфские детские сады и какие проблемы создает воспитание в «гармоничной атмосфере» для будущей жизни ребенка — разбирались «Известия».

Сад без кроватей

В платном детском саду «Апельсин», закрытом по решению суда, под одной крышей находилось не только помещение для дошкольников, но и частная школа. Проверку провели после того, как один из малышей попал в больницу с диагнозом «коклюш». Выяснилось, что кровати в здании отсутствовали в принципе, а постельное белье на матрасах менялось реже чем раз в неделю. Кроме того, помещение не проветривалось и не соблюдался температурный режим, а продукты питания на кухне хранились с нарушениями условий. Руководитель детского сада Лидия Михайлова признала ситуацию «высосанной из пальца» и не стала комментировать отсутствие кроватей в детском саду.

ребенок спит в детском саду

Фото: ТАСС/Станислав Красильников

Отзывы родителей об «Апельсине» крайне восторженные не только на странице самого сада, но и на независимых площадках. Мамы отмечают теплое отношение к детям со стороны воспитателей, хорошее питание и большое количество праздников. Судя по видеоролику, сделанному создателями сайта, внутри царит творческая атмосфера: в помещении развешаны гирлянды из шишек и крафтовых пакетов, у каждого из детей есть свой мягкий ящик, в классе есть грифельные доски во всю стену и огромное количество поделок. Впрочем, вся эта приятная глазу картинка отражает лишь внешнюю сторону происходящего. В основе воспитания и обучения детей в этом саду лежит вальдорфская система, продуманная австрийцем Рудольфом Штайнером в начале прошлого века. Образовательный процесс построен вокруг учения об антропософии, которое имеет оккультные корни.

По данным Ассоциации педагогов вальдорфских детских садов в России, членами этой организации являются как минимум 53 детских сада по всей стране. Большая часть из них приходится на частные детские сады, но в ряде городов есть вальдорфские группы в муниципальных садах. Пермский детский сад «Апельсин» входит в число членов данной ассоциации.

Давят на сознание

Апологеты штайнеровского учения видят цель образования в «становлении человека как целостного существа» и поиске его призвания в жизни. А цельным человека делает обучение по данной системе на протяжении всего детства — с дошкольного возраста до совершеннолетия. Классическое образование вальдорфская система преподносит как «школьный конвейер» и противопоставляет тому индивидуальный подход, который дает детям школа, «пробуждающая сознание» детей.

Стремление сделать процесс вальдорфского образования столь длительным неслучайно: дети, растущие в тепличных условиях, практически не приспособлены к обучению в условиях обычной школы. Они не привыкли к тому, что учителя нужно слушаться, а их знания будут оцениваться. В вальдорфской школе дети познают мир через творчество: поделки из натуральных материалов, песни и эвристические танцы. Оценить прогресс в развитии ребенка исходя из его умения петь, танцевать и лепить поделки достаточно проблематично, но это и не нужно.

ребенок шьет куклу

Фото: Depositphotos

Центр религиоведческих исследований Иринея Лионского причисляет вальдорфские школы Рудольфа Штайнера к числу оккультных сект. Причин этому несколько: эзотерическое учение построено на личных откровениях Штайнера о духовном мире, которые представляют из себя смесь религиозных, научных, исторических и мистических аспектов. В ней смешиваются философия зороастризма, многобожество и индуистские представления о карме и реинкарнации.

Планеты в философии Штайнера соотносятся с историческими эпохами, созвездия зодиака — с двенадцатью частями человеческого тела, а четыре стихии — с четырьмя типами человеческого темперамента. Явным признаком секты, по словам исследователей, является и то, что Штайнер признавал свои откровения единственной истиной, отвергая любые другие типы знания, а после его смерти в его учении не допускаются никакие корректировки или дополнения.

Своей привлекательностью для родителей вальдорфские детские сады обязаны тем, что посетитель видит красивые декорации и приятную атмосферу внутри учреждения, а также участливость и отношение педагогов к своим детям. Дни открытых дверей проходят регулярно, и задача воспитателей, именуемых садовницами, заключается в том, чтобы ничего не навязывать родителям и никак не выносить на обсуждение сектантскую идеологию. А интересоваться трудами Штайнера, на которых построен процесс воспитания детей, станут лишь самые любопытные из пришедших.

взрослый держит руку ребенка

Фото: Depositphotos

Ширма учительского энтузиазма и индивидуального подхода имеет огромные преимущества в сравнении с обычной школой, где учителя ставят знания гораздо выше самопознания и творчества. Именно контраст бесконечных семейных праздников в вальдорфской школе и больших классов с зубрежкой в обычной производит неизгладимое впечатление на родителей. Особенно привлекательна эта система для последователей естественного родительства и других детоцентричных моделей воспитания.

«Учителя выказывают не меньший энтузиазм и любовь к детям, чем католические монахини. Каждое утро они приветствуют каждого школьника рукопожатием и теплой улыбкой с непременным заглядыванием в глаза. Учителя начальных классов остаются со своими учениками до выпускных классов, во многом подменяя собою родителей. Поэтому неудивительно, что физическая красота и заботливая атмосфера школ, так же как и идеализм учителей, делают вальдорфскую педагогику необычайно привлекательной для родителей», — говорится в исследовании Дена Дагана и Джуди Даар.

В программе обучения два языка с первого года, рисование и эуритмика — медленные движения под музыку, несущие особый смысл, согласно учению Штайнера. Перед едой дети поют молитву, славящую солнце. Любопытно и то, что индивидуальность ребенка садовницы развивают через подражание.

Мамы, обсуждающие поступление в вальдорфский детский сад на форумах, практически единодушно отмечают, что отношение, которое они и их дети получают, несравнимо с государственным учреждением. Ради этого они готовы закрывать глаза и на странные молитвы перед едой, и то, что в саду не готовят к поступлению в школу, и даже то, что при продолжении обучения в вальдорфской школе ребенка не будут готовить к поступлению в университет.

«Перед едой они поют: «Каждый плод Землей рожден, силой Солнца напоен, славлю Солнце, славлю Землю, благодарно всё приемлю!» Потом говорят хором: «Приятного аппетита». Ничего плохого в этом не вижу», — написала мама воспитанника вальдорфского детского сада.

Детям запрещено пользоваться пластиковыми игрушками: всё должно быть натуральным и желательно сделанным своими руками. Никаких телевизоров и компьютеров в идеале не должно быть ни в школе, ни дома. Родители должны быть полностью вовлечены в жизнь детского сада: участвовать во всех праздниках, а первые два месяца они должны каждый день проводить с ребенком в детском саду.

Выпускники вальдорфских школ достаточно часто становятся преподавателями всё в тех же «детских садах и школах для свободных людей». Получать классическое образование для работы в вальдорфском детском саду не нужно, гораздо важнее — быть из круга своих и быть близко знакомым с антропософией.

Растить физическое тело

Вальдорфская педагогика — не самостоятельная система, а всего лишь «приложение» оккультного псевдонаучного эзотерического учения антропософии. Антропософы верят, что ребенок — это еще не полноценный человек. Штайнер делит жизнь на семилетние физические циклы. Ребенок в данном контексте ­— это физическое тело, потом появляется астральное тело, затем эфирное, и так каждые семь лет. Лишь в 21 год человек становится сформированным, пояснил в беседе с «Известиями» зампредседателя экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ, профессор ПСТГУ Александр Дворкин.

«Ребенок до семи — это физическое тело, к которому и соответствующим образом нужно относиться: интеллектуальное развитие не поощряется, только проявление эмоций. Интеллект, согласно этому учению, формируется к 21 году, поэтому в детском саду их не учат читать и писать, а только устраивают постоянные беспредметные праздники. Это воспитание махрового инфантилизма: детей сознательно воспитывают с отставанием в развитии», — отмечает Александр Дворкин.

По словам Дворкина, родители обманываются навязчивой манипулятивной рекламой: им рассказывают про всемирно признанную элитную систему, исключительные результаты, показывают, как детей окружают любовью и лаской. Взрослые пропускают мимо ушей, что в детском саду и школе нет главного — образования и развития детей.

«Дети окружены бесконечным сюсюканьем и играми, которые не развивают. Он рисует какую-то абстрактную картинку, потому что предметно их рисовать не учат. Все вокруг восторгаются, как это гениально, хотя детей не научили даже простую линию провести. Часть родителей сами приверженцы антропософии, но большинству запихивают это учение с черного хода», — добавил профессор.

Вальдорфцы уверяют, что, дескать никого в школах в антропософию не вовлекают. Но они и не могут вовлекать, так как антропософия позиционирует себя как тайное учение для избранных людей, а дети, по определению, еще не люди. Но антропософское мировоззрение ученикам прививается с самого начала, под видом «философии», «естествознания», «ритмики» и т.д.

Чтобы скрыть религиозную составляющую секты практикуется сознательная подмена понятий: молитвы не называют молитвами, а языческие обряды маскируют под традиции.

«Детей обучают лгать, чтобы скрыть языческие элементы антропософии и не создавать у родителей ощущения, что это религия. Все преподаватели в таких школах должны быть практикующими антропософами или как минимум людьми, глубоко сочувствующими этой системе. Нужно это для того, чтобы создать подмену понятий и выдавать антропософию за светское учение, что даже близко не так. Дети не получат нужного образования, им будут исподтишка запихивать антропософское мировоззрение, и дальше, те из них, кто может показаться полезным, окажутся внутри секты и будут распространять ее идеи», — отметил Дворкин.

Атмосфера невмешательства

Анастасия проучилась в вальдорфской школе три года, а ее младший брат ходил в детский сад по этой системе. За время, проведенное в стенах «особенной» школы, уровень ее знаний сильно упал, и ей пришлось полгода заниматься с репетиторами, чтобы нагнать программу в общеобразовательной. Уйти из школы она решила из-за странной атмосферы, царившей там, а также нескольких инцидентов с учителями.

«До пятого класса воспитание детей максимально щадящее. Дети пишут карандашами, рисуют круги мелками и не используют ручки. Все рисунки абстрактные, воздушные и никакой конкретики. Оценки ставить нельзя, потому что это может подавить психику ребенка. Когда я пришла из обычной школы, то спокойно умела решать уравнения, но в вальдорфской школе никто и не слышал о том, что это такое. За три года я растеряла все знания по точным наукам, а когда вернулась в обычную, то мне было очень сложно нагнать по геометрии, алгебре, потому что знания были очень слабые. По литературе программа была очень ограниченная, поэтому приходилось потом читать много книг. Базовые знания всегда стояли на втором месте, а на первом плане — внутренняя жизнь школы», ­— рассказала Анастасия.

Понедельник начинался с общего сбора, в каждом классе было по 10–15 человек. Там все собирались и читали благодарственные тексты, которые настраивали детей на успешную учебу. Каждую неделю выбирался главный предмет, и его изучали больше, чем остальные.

«Были такие занятия, как эвритмия, которые мне казались очень странными. Что-то похожее на гимнастику, но там нужно изображать буквы и использовать палки. Это циклично повторяется и оказывает влияние на мозг. Там была такая система, что если ты делаешь что-то по-своему, то тебя сразу наказывают: выгоняют, ругают и принижают. Если ты рисуешь или танцуешь не так, как тебя просили, — ты не прав. Любая инициатива порицается. У меня сложилось впечатление, что это система, которая воспитывает не индивидуальность, а, наоборот, учит быть податливым и удобным для эксплуатации», — добавила бывшая ученица школы.

Анастасия была единственной девочкой в классе, и первое время отношения с одноклассниками не складывались. Учителя предпочитали отстраниться от проблем и советовали ученице терпеть и смириться.

«Постоянно ругали государственные школы, что там всё плохо, всех бьют, подавляют индивидуальность. Хотя когда я училась в обычной школе, то сперва училась в ней выживать, и это было даже полезно. В вальдорфской школе я пришла в класс, где были только мальчики, и первые полгода меня попросту били. Отношения были сложные со всеми. Учителя не принимали никаких мер и просто говорили, чтобы я терпела и смирилась. Психолог запирал меня в кабинете, чтобы доказать, что я не права. Там хорошо тем, кто никогда не проявляет своих качеств и не высказывает своего мнения. Сама эта теория появилась незадолго до гитлеровской эпохи и задумывалась как система воспитания детей рабочего класса», — добавила бывшая ученица вальдорфской школы.

Летом детей вывозили в резиденцию, где они должны были отдыхать, но по факту бесплатно работали. Всё это оплачивали родители. Нужно было мыть посуду, ухаживать за скотом, работать на кухне.

«По сути, на нас там только орали, потому что всё мы делали не так. Я отказалась работать и пригрозила рассказать родителям о том, чем мы занимаемся. Там живет куча семей и есть женщина-наставница. Каждое утро они собираются в зале, читают эти молитвы и тексты Штайнера, а потом распределяют работы. Многие из живущих там продали свои квартиры, чтобы вложиться в эту общину. Они очень убеждены, что живут правильно и всё делают правильно, а на самом деле там много фальшивого. В резиденции меня покусала собака, чуть не оторвала палец. Был скандал, но они решили замять его и не стали говорить родителям», — добавила Анастасия.

По ее словам, «друзья вальдорфской школы» — большая община, в которой абсолютно искренне верят в идеи Штайнера и почитают его как святого. Они часто устраивают съезды и собрания в славянском стиле, но при этом зачитываются трудами немецкого мыслителя и время от времени читают христианские молитвы.

«Все они волшебные, магические и святые, но на самом деле это всё очень пугает. Мамы, которые туда приводят детей, верят в то, что только в такой школе можно развить таланты ребенка, потому что он уникальный. Но когда человек долго жил в такой атмосфере, ему сложно адаптироваться в реальном мире», — резюмировала ученица вальдорфской школы.